Российская армия, Вооруженные Силы России   Издательство "Армпресс" - разработка, производство, реализация учебных и наглядных пособий   Воинская слава России, военно-патриотическое воспитание школьников и молодежи
   Информация
 
 
  Об издательстве
  Виды продукции
     Плакаты
     Книги, брошюры
     Видеокассеты
     CD-диски
     DVD-диски
  Журнал “Патриот Отечества”
 
 
  Каталог продукции (заявка)
  Издательские услуги
  Контакты (наш адрес)
 
 
  Журнал “Патриот Отечества”
     Тематика
     Сотрудничество
     Анонс номера
     Полезные страницы
     Материалы журнала
 
   

 

Крестьянская жилка академика Парахина
Номинация «Моя земля, мои земляки»


Николаю Парахину скучно в Москве. Здесь его охватывает чувство одиночества и какая-то незащищенность. Он не понимает, как можно любить эту сутолоку. Когда по сути ты остаешься один, несмотря на окружающее многолюдье. Здесь комфортно чувствуют себя те, кто любит города, цивилизацию, а он всегда любил деревню.


ВЫБОР

В Москве ему как воздуха не хватало родных орловских просторов, березок и полей. Жизнь не раз ставила его перед выбором, как будто проверяя характер на прочность. Будучи студентом Тимирязевки, именно ему дали единственную квоту на учебу в США. Он отказался. Чего он там забыл, чтобы туда поехать.

По окончании академии в 1976 году ректор предложил Парахину остаться в Москве. Николай Васильевич вспоминает, что тогда его вторичный отказ ректора ошарашил, даже обидел. "Мальчишка, – сказал тот. Ты не понимаешь, от чего отказываешься. Да весь твой институт в Орле, где ты хочешь работать преподавателем, меньше одного нашего факультета!".

Но Парахин рвался домой. Сельскохозяйственный институт в Орле только открывался. Его ректором Николай Васильевич стал через шесть лет после окончания Тимирязевки, в 1982 году. Тогда ему исполнился 31 год. Весь вуз в то время ютился в маленьком помещении на Красноармейской, где на всех была одна печатная машинка. Сегодня ОГАУ – инновационный вуз России.

ХОЗЯИН

Пожалуй, нет такого уголка в аграрном университете, где бы Парахин не контролировал ситуацию. Он знает о тайнах и перипетиях жизни в студенческом общежитии, о взаимоотношениях преподавателей и студентов, о том, когда зацвели розы на чудесных клумбах вокруг вуза, и кто вчера наводил порядок на альпийских горках. На огромной территории Орел-ГАУ нет ни одной соринки и травинки, если только ей не положено здесь быть. Во всем чувствуется крепкая рука хозяина.

Николай Васильевич считает, что университетский городок – это центр красоты любого города. Он должен быть таким, чтобы сюда не стыдно было привести людей на экскурсию. А еще, аграрии создали этот оазис для того, чтобы Орловщина стала краше. Это тот малый вклад, который они могут внести в общее дело по благоустройству родного края.

Привычка все брать в свои руки и умение работать на конечный результат сформировались у Парахина с детства. Родившись в бедной деревушке Бобылевке Новодеревеньковского района, он привык трудиться смолоду. Работать, не суетясь, не спеша, рассудительно, с расстановкой, как это делали все бобылевцы. И также он привык говорить: не тараторя, вдумчиво, взвешивая каждое слово. К нему не применима фраза Петра I: "Сказать, дабы не умолчать". Рассуждая, он как будто ищет главную мысль. Подходит к проблеме то с одной, то с другой стороны. На первый взгляд может показаться, что он никак не может поставить точку в затрагиваемой теме. Впечатление обманчиво. Не в его правилах делать легковесные заключения. Хозяин не должен говорить попусту.

Но если затронуть его любимую тему о сельском хозяйстве, Парахин начинает говорить, пожалуй, слишком эмоционально, и тогда фразы текут, словно из глубины души. А когда коснешься непростых моментов жизни, глаза наполняются слезами, и он не стыдится этого. Когда говорит о студентах, часто юморит, весь исполняется радостью и показывает их фотографии и записки, не один год хранящиеся на самом видном месте рабочего стола.

Он много знает об их жизни. Несмотря на разницу в возрасте, может быть с ними на одной волне, может понять. "Если я занят, то скорее не приму преподавателя, но пришедшего ко мне студента выслушаю обязательно".

ПО ПРАВУ СТАРШЕГО

Он никогда не игнорирует студенческие мероприятия. Сыновья помогают ему в выборе соответствующей моменту одежды. К ней он вообще относится щепетильно. Она не обязательно должна быть дорогой, но опрятной и аккуратной – непременно. О стрелки его брюк, что называется, можно порезаться. На начищенных ботинках – ни пылинки. Привычка одеваться с иголочки идет с детства, когда он каждое утро тщательно наглаживал брюки через газету и натирал – чтобы блестели – ботинки куриным яйцом. В старших классах школы он всегда ходил в галстуке. Откуда военная выправка у деревенского парня? Все просто: он брал пример с учителей. Директор школы никогда не позволял себе неряшливости в одежде. Коля Парахин – тоже.

Сегодняшние студенты берут пример с него. Встречи ректора и студентов обычно проходят за круглым столом небольшого кабинета, но нередко и в лучшем актовом зале. Ходит Парахин и на вечеринки. Но студенты без слов понимают, что они равные, но не равны. Они любят устраивать ему блицопросы, и, отвечая на них, он не кривит душой. Но откровенность порождает откровенность. И если они "раздевают" ректора, то он требует от них той же откровенности. Но делают это красиво, достойно, уважительно по отношению друг к другу.

Спросила: зачем он ходит на эти мероприятия? Не лучше ли держать дистанцию от нынешнего нескромного студента? Он ответил, что хочет занять ту пустоту в их душах, которую если не он, то обязательно займет другой. А это будет неправильно. Ему необходимо знать, кто чем дышит, чтобы замкнутость и закрытость не обернулись в итоге против них же самих. Лучше упредить ситуацию, чем потом разгребать ее последствия.

На всех мероприятиях, на встречах студенческого актива ректор не приветствует выступления по бумажке. Он хочет видеть истинное лицо своих студентов. И пусть сначала они заикаются, робеют и краснеют, но потом привыкают говорить свои, а не переписанные откуда-то мысли. Человек, который что-то из себя представляет, должен уметь аргументировать свои мысли, уметь проявлять свои амбиции и соответствовать им.

В вузе свой уклад, свои правила, закрепленные в уставе. Устав – это священная книга ОГАУ. Воспитанный на высочайшем уважении к учителю, который был в деревне самым почитаемым человеком, Парахин требует такого же отношения к преподавателям и сейчас.

Да, время внесло свои коррективы и добавило в отношения демократичности, но в ОГАУ всегда было принято здороваться с ректором стоя, тем самым показывая уважение к старшего. На Руси вставать при приветствии старшего было принято издревле, а зазевавшуюся молодежь секли кнутом. Сейчас кнута нет, но уважение к старшим надо воспитывать. С этого, считает ректор, начинается личность.

Если же первокурсник зазевался и не встал, Парахин не делает замечаний, он первый протягивает руку. Ответить на рукопожатие стоящего перед тобой ректора, само собой, можно только стоя. Потом Николай Васильевич уходит, а студенту остается сообразить, за что ему оказана такая честь. Пусть думает и берет пример уважительного отношения к окружающим.

РОДНАЯ МОЯ

Да, он может высечь без кнута, этот прямолинейный, но мудрый Парахин. Своих сыновей, Виктора и Юрия, он так же воспитывал в строгости. Но более всего – своим примером.

Все остальное – заслуга жены. Тамара Васильевна, может, и была всю жизнь в тени мужа, но именно на ней держался дом. Они и работали вместе: она – обычным преподавателем, а он – ее начальником. Она была равной среди всех, но именно этим и заслужила уважение. Бережно относилась к тому, что создается годами, – авторитету ректора. Не позволяла себе обсуждать поступки его подчиненных. И с честью выдержала испытание властью мужа. Пожалуй, эта жертвенность и есть проявление настоящей любви!

Какой бы взвинченный, уставший и заваленный проблемами он ни пришел, Тамаре Васильевне достаточно просто сесть рядом и положить его руку на свою. Не задавая никаких вопросов. И сразу становится легче.

Женщина, будь то мать или жена, для Парахина – святое. В их семье никто и никогда не смел повысить на Тамару Васильевну голос. Сыновья, скорее, могли в чем-то поспорить или не согласиться с отцом. А вот с матерью –  никогда. Наверное, здесь свою роль сыграло и полученное ими военное образование. Ведь отношение к женщине у офицеров – особое.

ВЕЧНАЯ МУКА

А еще они видели, как относился отец к своей матери. При воспоминании о ней взгляд Парахина теплеет. В его памяти она навсегда осталась той скромной, душевной деревенской женщиной, какими были тогда все матери из глубинки: в шубе-плюшке, валенках и платке. Но именно такой она была ему милее всего.

У нее он просит прощения, когда приходит на могилу родителей.

Собственно и корить-то себя не за что. Молод был Коля Парахин. Приезжал на выходные в деревню, вместо того чтобы побыть с матерью, бежал на танцы. Возвращался к утру. Вечером снова девушки... Так и проскакивали выходные. Провожая сына, мать лишь утрет концом платка слезу да украдкой перекрестит. За этот свой юношеский эгоизм и корит теперь себя Николай Парахин. А понимание того, что уже ничего нельзя вернуть, лишь делает чувство вины перед матерью особо острым.

Приезжая на родину, Парахин всегда старается хоть чем-то помочь землякам. Но сделать это аккуратно, так, чтобы не обидеть. Ведь у них свои понятия о правде жизни. Например, соседи не поймут, если он не зайдет к ним на обед. "Зазнался, – скажут. – Побрезговал нашей яичницей на шкварках!".

Эта привычка помогать другим в трудных жизненных ситуациях прошла с ним через всю жизнь. Он и сегодня перечисляет деньги во время трагических событий в стране, к нему идут на прием люди со своими бедами. Он никому не отказал, если была возможность помочь. Ректор не любит об этом говорить. Он делает это не для красного словца или благодарности. Он просто этим живет.

ОТ ШКОЛЬНИКА ДО АКАДЕМИКА

 Прямота и непосредственность вкупе с крестьянской хитринкой –  основное в характере Парахина. Окончив школу с серебряной медалью, что было на селе в то время редкостным явлением, он по совету городских уважаемых родственников отправился в Харьковский авиационный институт. Коле пророчили запускать космические корабли, но душа к небу не лежала. Хотелось работать на земле, быть председателем колхоза, как его отец.

В последний момент документы он все-таки забрал и рванул в Москву. Единственный экзамен для медалистов, физику, сдал на "отлично". Довольный собой собрался домой. Но тут выяснилось, что вопрос о зачислении решает какой-то декан. Имя это или фамилия он тогда не знал. Да и неважно это для него тогда было, хотелось побыстрее домой.

– Я поступил на ваш факультет и до сентября уезжаю в деревню, – с порога заявил он угрюмому мужчине за столом.
– А кто сказал, что поступил? – грозно спросил тот. – Это я буду решать, а не ты. Но, сжалившись над покрасневшим до кончиков волос парнем, добавил: – А что, что-то случилось дома?
– Да, да, – хватаясь за последнюю возможность поехать домой затараторил тот. – Скоро престольный праздник, будут холодец варить, кисель... Такой стол только три раза в году накрывают...

Декан тогда хохотал так, что удивительно, как не тряслись стены. И даже пригласил корреспондента со всесоюзного радио, чтобы показать, какие ребята приезжают поступать в его вуз.

Сегодня Парахин сам пестует деревенских студентов. Потому что, по его мнению, на них зиждутся устои и из них получаются настоящие люди.

Они подчас, так же как и он, очень требовательны к себе. Такие люди, как локомотив, тащат за собой все и всех. Чем бы Парахин ни занимался, будь то административная или научная деятельность, он делает это на полную катушку, не жалея сил. Те, кто родом из деревни, не тяготятся трудом, он для них радость. Они отдают себя любимому делу, Родине без остатка, но и она отвечает им тем же.

Елена КАЛИНИНА,
"Орловская правда"
Орловская область

 

 

 

 
(C) ООО “Армпресс” все права защищены
Разработка и создание - scherbakov.biz & ametec.ru
Телефоны: (499) 178-18-60, (499) 178-37-11, 8 (903) 672-68-49
109263, г. Москва, ул. 7-я Текстильщиков, д. 18/15, “Армпресс”