Российская армия, Вооруженные Силы России   Издательство "Армпресс" - разработка, производство, реализация учебных и наглядных пособий   Воинская слава России, военно-патриотическое воспитание школьников и молодежи
   Информация
 
 
  Об издательстве
  Виды продукции
     Плакаты
     Книги, брошюры
     Видеокассеты
     CD-диски
     DVD-диски
  Журнал “Патриот Отечества”
 
 
  Каталог продукции (заявка)
  Издательские услуги
  Контакты (наш адрес)
 
 
  Журнал “Патриот Отечества”
     Тематика
     Сотрудничество
     Анонс номера
     Полезные страницы
     Материалы журнала
 
   

 

Дорога к Тютчеву пролегла через храм
Номинация «Край родной, навек любимый»


Целью моих путешествий являются храмы как объекты православной архитектуры. Очень интересно и увлекательно открывать их для себя, особенно, когда преодолеваешь трудности. Немало приходится совершать длительных пеших походов, чтобы увидеть сотворенную человеком и, к сожалению, в большинстве случаев брошенную и разграбленную им же красоту. Но вместе с горьким лицезрением потерь мне случается порой обретать и неожиданные знания об истории, культуре своей Родины.


В ЗНАМЕНСКОЕ

Отправилась однажды я в село Знаменское Угличского района Ярославской области. По данным тематических Интернет-сайтов, там стоит церковь Знамения Пресвятой Богородицы и в довольно-таки хорошем состоянии. Да и на карте это место отмечено соответствующим знаком – крестиком. Дороги в населенный пункт нет. Однако подходы, со слов местных жителей, есть с двух сторон. С Мякишева идти можно. Но нездешнему легко запутаться в дорожных развилках. И существует опасность в итоге, выйдя на Мелехово, через реку Катка не перебраться. Поэтому заходить было решено от Дуново, откуда сплошной черной линией четко указан маршрут движения.

Ранним утром, переехав на автоплотину Рыбинского водохранилища (полюбуйтесь, кстати, какой изумительный вид открывается отсюда на набережную Углича), свернув с основной трассы влево и преодолев приблизительно километров 25, въезжаю в обозначенную деревню. Дуновцы еще спали. Не спешили просыпаться и собаки во дворах. Ждали своего часа припаркованные трактора дуновских сельхозников. У кого б спросить путь верный? Провидение послало на мысленную просьбу старушку. Той, видимо, не спалось.

– Здравствуйте, бабушка! На Знаменское выведите.
– Милая, там же никто давненько уж не живет. Да и заросло все кругом. Дорогу теперича не сыскать. След, правда, должон быть. Машина недавно проезжала. Охотются мужики. Его то и держись. Ежели стежку не углядишь али потеряешь, прижимайся сперва берега Шумаронки, а потом держись края поля, поросшего березками.

Вроде бы понятно. Только на деле вышло все иначе. Пришлось соединять старушкины инструкции, показания атласа и не впадать в панику, когда ни того, ни другого определить на местности не удавалось. Оставалось продираться напролом.

Начался поход с неожиданной встречи. Дуново осталось далеко позади. Скрылись с глаз крыши деревенских домов, развалины ферм, ржавый столб водонапорной башни. Слева вилось русло речушки, поросшее кустарником. Справа стеной возвышался лес, прикрытый березовой рощей. Некогда здесь возделывалась земля, дававшая людям работу и пропитание. Глядь, впереди, на опушке, появился силуэт. Корова, думаю, может, лошадь. Навряд ли! Что делать в глуши домашней скотине! Наконец признала животное. Ба, передо мной замер лосенок.

– Кто ты и чего тебе надо? – вопрошал сохатый взглядом.
– Природой наслаждаюсь, церковь хочу увидеть, – отвечаю ему.
– Стрелять не станешь?
– Лишь глазками.
– Ну, тогда ступай, – и нырнул сквозь деревья.

Получив заряд положительных эмоций, двинулась дальше. Эмоциональной подзарядки хватило на 6 километров бездорожья. Пришлось не один лог пересечь, побить ноги на кочках, отбить щеки хлесткими ветками, помесить грязь, образованную копытным зверьем... Цель похода возникла совершенно неожиданно. Закончилось мелколесье, и раз вынырнула из-за "зеленого угла" колокольня. Солнышко мягко освещало ее. Мгновенье, и показалась вся постройка целиком, представляя собой красно-каменное здание внушительных размеров. Единственная, утратившая обшивку главка с крестом, словно шея беззащитного цыпленка, свернута набок. Зелень буйно разрослась на крыше трапезной и куполе: отсюда, с вышины, лучше солнечные лучи вбирать в себя. Внутри гулял, завывая, ветер. От сквозняка было зябко. Скрипели не-затворенные металлические ставни на окнах и сохранившиеся, не вскрытые кладоискателями деревянные полы. На обшарпанной кирпичной кладке кой-где уцелели росписи. Угадывались известные библейские сюжеты. Прямо на единственно доступном входе отчетливо читается изображение Марии из Назарета, преклонено принимающей благую весть: вскоре ей предстоит родить Спасителя человечества. Кем-то в проеме фрески заботливо поставлена табличка "Храм Знамения Пресвятой Богородицы" (теперь на сайтах он не будет значиться неизвестным). Есть и иконописное изображение Божией Матери, "молитвенно поднимающей Свои руки: на груди Ее, на фоне круглого щита, – благословляющий Божественный Младенец". Богоматерь изображена по пояс. Такое изображение олицетворяет Заступницу мира.

ИКОНЫ ТИПА "ЗНАМЕНИЕ"

Они появились впервые на Руси в XI-ХII веках и считались заступническими. Связано это с событиями 1170 года.

Согласно летописям, в тот исторический период соединенные силы удельных владимиро-суздальских князей, возглавляемые сыном Андрея Боголюбского, осадили Великий Новгород. Новгородцы молились Господу, умоляя не оставить их в беде. Архиепископу Илие на третью ночь был дивный голос, велевший взять из церкви Преображения образ Богоматери и вынести его на городскую стену. Во время крестного хода одна стрела противника вонзилась в иконописный лик, и Богородица "заплакала". После такого Божественного Знамения на врагов напал ужас, и они перебили друг друга. Вступив в бой, ободренные жители вольного города победили.

В связи с этим и возникло название "Знамение" в значении "знак милости со стороны Божией Матери".

Сам храм окаймлял травяной ковер изумрудного цвета. Неподалеку виднелись сквозь заросли какие-то строения. Вид на село и окрестности поразил небывалой пышностью природного богатства. Нашего, родного. Обходя церковь вокруг, удивляясь прочной кладке кирпича и кружеву кованых решеток, гармонии архитектурных форм и природы, невольно пришли на память стихотворные строки:

Край родной долготерпенья,
Край ты русского народа!
Не поймет и не заметит
Гордый взор иноплеменный,
Что сквозит и тайно светит
В наготе твоей смиренной.
Удрученный ношей крестной,
Всю тебя, земля родная,
В рабском виде царь небесный
Исходил, благословляя.

Каждый добросовестный ученик со школьной скамьи знает автора этих строк – Федора Ивановича Тютчева. С огромным удовольствием и легко тютчевские стихи учились мною в школе. Вспоминая и отдавая дань уважения творчеству великого поэта, наткнулась на памятник и Поклонный Крест. Они установлены перед алтарем. Читаю: "Блажен, кто посетил сей мир. Упокой, Господи, предков и родственников..." Кого бы вы думали? Вышеупомянутого Федора Ивановича, написавшего знаменитое "Умом Россию не понять".

Попала, значит, того не ведая, в родовое поместье Тютчевых. И по-иному совершенно оглядела округу. Холмистые ярко-зеленые луга – крутые и просторные, волнами вздымались вокруг Знаменского. Будто волны морские застыли. Кудрявое лето царило в безлюдных садах и палисадниках. Церковь с кладбищем на краю старинного парка "причалена". Присмотрелась дальше. Угадывались прямые линии аллей, скрывавшие руины господского дома и каменистое русло.

Такая живописная картина просилась на холст широкими мазками масла или обязательно в рифму. Стало понятно, откуда черпал вдохновение Федор Иванович.

Лирику моих размышлений прервал хруст веток и шорох травы. Появился нежданно-негаданно человек. Пожилой мужчина. Шел неторопливо, неся на плече современную косилку, инородным предметом смотревшуюся среди первозданного окружения.

– Ой, а вы откуда? – спрашиваю.
– Тутошний, мелеховский. С того берега реки. Иду на кладбище могилки родных окосить.
– Брод есть?
– Мостки! Тютчеведы Мелеховым направлением в Знаменское добираются. Приезжают на конференции и обязательно изъявляют желание на тютчевские места посмотреть. Тогда благодатные места эти наполняются жизнью.
– Да, мне бы знать заранее про то... Однако сколько приключений принес мне непротоптанный путь!
– Один живете, или в деревне остался народ?
– Шестеро нас век свой доживают. Старики. Куда нам от корней своих деваться. Видно и вас они тянут, раз в такую даль пешим ходом решились?!
– Интерес!

Провожал меня на прощанье звук работающего инструмента.

Прощаться же с Тютчевым не хотелось и... не пришлось. Память о его славном роде сопровождала меня и дальше... Немного передохнув и приведя внешний вид в порядок, перенесемся в Мышкин.

Близок и дорог мьшкинцам Александр Алексеевич, родственник Федора Ивановича, земский деятель. Открыл в мышкинском Верхневолжье десятки школ, библиотек, больниц. Вовлекал в общие просветительские дела и гордых родовитых дворян, и богатых независимых купцов, и многознающих неуступчивых чиновников, и недоверчивых крестьян. Документальную информацию об этом собирают сотрудники Тютчевского дома, созданного на мышкинской земле Николаем Лушиным. Осматривая экспозицию музея, открываешь судьбу многих представителей древнего дворянского рода Тютчевых.

НЕ ЛИРИЧЕСКАЯ БИОГРАФИИ ВЕЛИКОГО ПОЭТА

Федор Тютчев (1803-1873 гг.)

Получил домашнее образование под руководством Семена Раича. Изучил латынь и древнеримскую поэзию. Четырнадцатилетним юношей переводил оды Горация.

С 1817 г. вольнослушателем посещал лекции на Словесном отделении в Московском университете. Зачислен в число студентов в ноябре 1819 г.

Учебу окончил в 1821 г. Поступил на службу в Государственную коллегию иностранных дел и отправился в Мюнхен внештатным атташе российской дипломатической миссии. Женился на Элеоноре Петерсон, урожденной графине Ботмер, родившей трех дочерей.

После смерти жены в 1839 г. сочетается браком с Эрнестиной Дернберг.

1844 г. Возвратился в Россию. Служба в Министерстве иностранных дел (1845). С 1848 г. занимает должность старшего цензора. Активно участвует в кружке Белинского.

Выступает с публицистическими статьями на французском языке: "Письмо к г-ну доктору Кольбу" (1844), "Записка царю" (1845), "Россия и революция" (1849), "Папство и римский вопрос" (1850), "О цензуре в России" (1857). Создает "зарифмованные лозунги": "Славянам", "Современное", "Ватиканская годовщина".

17 апреля 1858 г. назначен председателем Комитета иностранной цензуры. Несмотря на многочисленные неприятности и столкновения с правительством, пробыл на этом посту 15 лет, вплоть до своей кончины.

30 августа 1865 г. произведен в тайные советники.

Скончался 15 июля 1873 в Царском Селе. Похоронен на кладбище Новодевичьего монастыря в Петербурге.

ЗНАМЕНСКОЕ – ТЮТЧЕВСКИЙ МАЙОРАТ

Сам великий поэт Федор Тютчев был в Знаменском всего лишь дважды. Впервые в 1812 году. Шла война с французами, и семейство Тютчевых бежало от наполеоновского нашествия в эвакуацию. Поездка в юном возрасте, считают мышкинские тютчеведы, наложила отпечаток на поэтическую судьбу мальчика. Девятилетний Федя провел в селе полгода. Благодаря бабушке, изучал семейные предания. Среди них была настоящая реликвия – рукописная книга прадеда, бывшего турецкого посланника. Тот описал свои жизненные похождения. Он узнал подвиг предка Захария, в XIV веке ходившего с дипломатическим поручением Дмитрия Донского к Мамаю накануне Куликовской битвы. Впечатлило его и фамильное кладбище, и предание про деда Николая Андреевича, бросившего тень на род Тютчевых тем, что несколько лет был пылким любовником самой лютой помещицы России Салтычихи. Спасся от нее женитьбой и бегством.

Бабушка Пелагея Денисовна тяжело болела. После бабушкиной кончины 3 декабря 1812 года родня начала раздел имущества. Наследники – трое сыновей. Поскольку старшего Дмитрия, женившегося без родительского благословения, семья отринула, в разделе могли участвовать двое: Николай Николаевич и Иван Николаевич. Но поместье было неделимым и не продаваемым, своеобразным тютчевским майоратом. Иван владел имением в Брянской губернии, поэтому Знаменское получил Николай.

В конце 20-х годов Николай Николаевич умирает. Иван Николаевич (отец поэта) берет на себя опекунство над детьми брата, осевшими потом в Москве и Петербурге. За исключением Алексея, жившего в Знаменском и пустившего "ярославскую ветку Тютчевых".

Второе посещение Знаменского состоялось в конце жизни Федора Тютчева. Опять решались наследственные дела.

До самой смерти в селе жил Александр Алексеевич, племянник поэта, последний из рода упокоившийся на фамильном кладбище.

Находки

Во время ремонтных работ на чердаке усадьбы в Знаменском обнаружен семейный архив Тютчевых. Музейные работники с изумлением из-под кучи мусора и опилок извлекли огромную пачку документов и писем. Свидетельства давно минувших дней датировались 18... годами.

СВЯЗЬ С ПОТОМКАМИ

Музейщики интересуются не только прошлым Тютчевых. Они устанавливают связь с их потомками. Ведется постоянная переписка с внуком Александра Алексеевича – Игорем Александровичем. Моряк-подводник тоже всерьез занимается изучением своей родословной. Побывал в Мышкине и передал в музей уникальные семейные фотографии конца XIX – начала XX века.

Впереди перспектива создания в Ярославской области целого тютчевского кольца. Непременно войдут в него Углич, Мышкин, Мартыново, Знаменское, Малое Богородское. Уездные местечки эти бережно хранят следы тютчевской деятельности.

Поход в Знаменское, суливший азарт и адреналин, потянул следом множество открытий. Научил меня смотреть на поставленные походные задачи шире! Надеюсь, и читатель с удовольствием извлечет пользу от их решения.

Оксана БАРКОВА,
"Знамя труда"
Калужская область

 

 

 

 
(C) ООО “Армпресс” все права защищены
Разработка и создание - scherbakov.biz & ametec.ru
Телефоны: (499) 178-18-60, (499) 178-37-11, 8 (903) 672-68-49
109263, г. Москва, ул. 7-я Текстильщиков, д. 18/15, “Армпресс”