Российская армия, Вооруженные Силы России   Издательство "Армпресс" - разработка, производство, реализация учебных и наглядных пособий   Воинская слава России, военно-патриотическое воспитание школьников и молодежи
   Информация
 
 
  Об издательстве
  Виды продукции
     Плакаты
     Книги, брошюры
     Видеокассеты
     CD-диски
     DVD-диски
  Журнал “Патриот Отечества”
  Наши партнеры
 
 
  Каталог продукции (заявка)
  Издательские услуги
  Контакты (наш адрес)
 
 
  Журнал “Патриот Отечества”
     Тематика
     Сотрудничество
     Анонс номера
     Полезные страницы
     Материалы журнала
 
   

 

ЛЕНИНГРАД: ИСПОВЕДЬ СОЛДАТА
Максим РОДЧЕНКО, полковник в отставке,
участник Великой Отечественной войны 1941-1945 годов

Полковник в отставке Максим Емельянович Родченко Великую Отечественную войну встретил в ок­тябре 1941 года на Волховском фронте командиром пулеметной роты. В июне 1942-го был назначен на­чальником 2-го отделения штаба 191-й стрелковой дивизии – начальником разведки дивизии. С ноября 1942-го он начальник штаба 546-го, с июля 1944-го – 552-го стрелковых полков той же дивизии. В августе 1944-го его направили в Военную академию имени М. В. Фрунзе, где он и встретил Победу. Окончив в 1948-м академию, до апреля 1956-го служил в армии. После уволь­нения в запас проработал 70 календарных лет, в том числе 41 год на­чальником штаба гражданской обороны различных учреждений. Наг­ражден двумя орденами Красной Звезды и орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степени, медалями "За боевые заслуги" и "За оборо­ну Ленинграда". Всего на груди у него свыше 20 медалей, три знака "Отличник Гражданской обороны СССР", знак "Почетный работник отрасли боеприпасов и спецхимии". В публикуемых заметках он вспоминает о боях за Ленинград.

15 НОЯБРЯ 1942 года поступило распоряжение командующего Вол­ховским фронтом о том, что 191-я стрелковая дивизия ж.-д. транспор­том передислоцируется район Гайтолово и поступает в распоряжение командира корпуса. Наш 546-й стрелковый полк выгрузился на ж.-д. станции Марково. И уже 18 ноября после артподготовки мы перешли в наступление на Синявино. Полк прорвал оборону противника и с бо­ями подошел к опушке леса южнее населенного пункта, где встретил глубокоэшелонированную оборону немцев. Батальоны полка вступили в ожесточенные бои. 25 ноября про­тивник высадил в районе Гайтолово воздушный десант в составе бата­льона, закрыв проход для отхода. И корпус, ведущий бои в лесах южнее Синявино и севернее Мга, оказался в окружении. 26 декабря комфронта приказал корпусу с боями вырывать­ся из окружения. 546-й полк, я к тому времени был в должности начальни­ка штаба этого полка, выходил из ок­ружения в направлении поселка Но­вая. У меня к тому времени в старых солдатских кирзовых сапогах отор­вались подошвы. Я вынужден был сапоги снять и босиком прошел 15 км по снегу. Однако не обморозился и меня не одолел даже насморк. После того, как мы вышли из окруже­ния, нашу дивизию включили в состав 2-й ударной армии.

С наступлением нового 1943 го­да началась усиленная подготовка к прорыву блокады Ленинграда. Ко­мандующий Волховским фронтом генерал Кирилл Афанасьевич Ме­рецков собрал командующих армия­ми и начальников штабов армий. Дошла очередь и до командиров полков и начальников штабов пол­ков. Я лично присутствовал на про­ведении практического инструктажа по прорыву блокады Ленинграда. Был подготовлен большой ящик с песком с копией территории проры­ва блокады. Командующий на этом ящике показал рубеж исходного по­ложения и направления для наступ­ления каждого полка. На том сове­щании присутствовал член Военно­го совета фронта Лев Захарович Мехлис.

Командир нашего 546-го стрел­кового полка по возращению с сове­щания в полк собрал командиров стрелковых батальонов, начальни­ков спецподразделений. И мы про­играли на топографической карте ход наступления полка при прорыве блокады Ленинграда. А вскоре но­чью полк скрыто занял исходное по­ложение в 500 метрах северо-восточней Круглой рощи.

12 января 1943 года ранним ут­ром грохот 4,5 тыс. орудий и мино­метов двух фронтов – Ленинградского и Волховского – оповестили о начале операции по прорыву блока­ды Ленинграда. Началось наступле­ние в направление Поселка № 7. Противник оказывал упорное сопро­тивление, вводил оперативные ре­зервы, которые переходили в кон­тратаки, пытались сдержать продви­жение наших подразделений. Неп­рерывные бои шли 12-18 января на всем фронте прорыва. Наступающие части, ломая сопротивление врага, шли навстречу друг другу.

Утром 18-го января в Рабочем поселке № 5 войска Волховского и Ленинградского фронтов соедини­лись, прорыв блокады совершился, Ленинград восстановил сухопутные коммуникации со страной.

В ТЕЧЕНИЕ почти года наш полк держал оборону на восточном бере­гу реки Волхов на участке Переход – Выя.

В декабре 1943-го года, с полу­чением приказа командующего Волховским фронтом генерала ар­мии Мерецкова, 191-я стрелковая дивизия передается в распоряже­ние командующего 59-й армией ге­нерал-лейтенанта Коровникова. Совершив 75-километровый марш в район 2-я Слутка, наш 546-й стрел­ковый полк занял оборону на учас­тке 2-я Слутка – 1-я Слутка. А 14 ян­варя 1944-го полк после артилле­рийской подготовки по льду форси­ровал реку Волхов и в упорном бою занял Котовицы.

В январе 1944-го полк наступал по глубокому снегу. Тащить тяжелые 76-мм пушки по снежней целине с глубоким снегом вручную и с непол­ным боевым комплектом личного состава было тяжело, точнее – не­возможно. И, естественно, батарея полка отстала от боевых порядков пехоты. Командир полка подполков­ник Кобзарь по рации вызвал к себе командира батареи. Когда комбат на санях с запряженными лошадьми прибыл к комполка, то тот вскипел: "Батарея отстала от боевых поряд­ков пехоты! Расстреляю!". Выхватил наган и выстрелил в командира ба­тареи. Батарейный ординарец уда­рил лошадей и ускакал от места расстрела своего командира, увозя раненого в медсанбат. Комбату сде­лали операцию и направили в госпиталь. При выздоровлении в свой полк он не возвратился.

Наступая в новгородском нап­равлении, полк встретил 20-кило­метровую глубокоэшелонированную оборону немцев, причем с опор­ными пунктами круговой обороны. Противник оказывал упорное сопро­тивление и неоднократно вводил в бой оперативные резервы, перехо­дил в контратаки. Полк с упорными боями продвигался вперед 3 км в сутки. На пятые сутки, 18 января, мы заняли поселок Деревеницы. Немцы превосходящими силами контрата­ковали полк. Отбили контратаку мы с большим трудом. Наступление стрелковых батальонов было оста­новлено. Командир полка подпол­ковник Кобзарь из разбитого окна дома наблюдал за ходом боя. Я в том же доме писал боевое донесение в штаб дивизии о взятии Деревеницы. В мою комнату вбегает связной и со­общает: "Убит командир полка". Бог его наказал за то, что он расстрелял невинного командира батареи 76­мм пушек.

Спустя несколько часов команду­ющий Волховским фронтом генерал армии Мерецков звонит в полк. Я представился: "Говорит начальник штаба 546-го полка майор Родченко". Командующий фронтом спро­сил: "Почему приостановлено нас­тупление?". Я сообщил: "Убит коман­дир полка. Полк только что отразил контратаку противника". Попросил, чтобы командующий направил авиа­цию для подавления вражеских огне­вых позиций в районе Погорелиц.

По своей скромности я постес­нялся попросить разрешения у ко­мандующего вступить в командова­ние полком. Позже командиром пол­ка был назначен заместитель по по­литической части подполковник Звя­гинцев.

Через полчаса наша авиация на­несла бомбовые удары по противни­ку в районе Погорелиц. Полк пошел в наступление в направлении Новго­рода.

20 января 1944 года 191-я стрел­ковая дивизия под командованием генерал Буряковского и во взаимо­действии с другими соединениями армии освободила Новгород. Наш 546-й стрелковый полк вступил в древний город. Я, как начальник штаба полка, написал боевое доне­сение, в котором сообщал: "Штаб полка 546 находится. Кремль. г. Новгород". За освобождение города Новгорода я был награжден орде­ном Красной Звезды.

ПОСЛЕ освобождения Новгоро­да 191-я стрелковая дивизия была передана в распоряжение команду­ющего 2-й ударной армией, которая вела бои в районе Кингисепп. Диви­зия совершила 240-й километровый марш в этот район. По прибытии ко­мандарм приказал наступать нам в направлении Нарвы. 546-й полк вел наступательные тяжелые бои. При подходе к району Нарвы занял ис­ходное положение на берегу реки, а после артподготовки рано утром мы начали наступление на Нарву. Гор­жусь тем, что участвовал в ее осво­бождении. Лестно и то, что в офици­альной истории Ленинградского во­енного округа отмечено: в боях за освобождение Нарвы отличилась 191-я стрелковая дивизия.

В июле 1944-го меня назначают начальником штаба 552-го стрелко­вого полка той же дивизии. Полк тогда находился в обороне в кило­метре восточнее Пшеничного. Пом­ню, что командир дивизии генерал Буряковский направил в район обо­роны полка штрафную роту с зада­чей провести разведку боем и зах­ватить в Пшеничном пленных. По приезду комдива, комполка отдал приказ на проведение разведки. Бой начался в 6 утра 10 июля. После короткой артподготовки штрафная рота бегом, ведя огонь на ходу, ов­ладела первой траншеей противни­ка и захватила в плен 12 немцев. Противник ввел тактический резерв и начал контратаку. Я зашел в домик артиллеристов, где была радиос­танция, чтобы передать распоряже­ние артиллеристам прикрыть отход штрафников. В это время раздался большой взрыв, немецкий крупнока­либерный снаряд проломил стенку домика, пол и взорвался под доми­ком. Взрыв разбросал три наката домика и выбросил на улицу пять убитых, выбросил и меня, но я ос­тался жив. Пошевелил рукой, меня подняли и увезли в медико-санитар­ный батальон. На другой день прие­хал комдив и приказал отправить меня в госпиталь 2-й ударной ар­мии. На излечении находился более месяца. За ту операцию я был наг­ражден орденом Отечественной войны 2-й степени.

Подготовил Анатолий ДОКУЧАЕВ,
«Патриот Отечества» № 1-2009

 

 

 
(C) ООО “Армпресс” все права защищены
Разработка и создание - scherbakov.biz & ametec.ru
Телефоны: (499) 178-18-60, (499) 178-37-11, 8 (903) 672-68-49
109263, г. Москва, ул. 7-я Текстильщиков, д. 18/15, “Армпресс”