Российская армия, Вооруженные Силы России   Издательство "Армпресс" - разработка, производство, реализация учебных и наглядных пособий   Воинская слава России, военно-патриотическое воспитание школьников и молодежи
   Информация
 
 
  Об издательстве
  Виды продукции
     Плакаты
     Книги, брошюры
     Видеокассеты
     CD-диски
     DVD-диски
  Журнал “Патриот Отечества”
  Наши партнеры
 
 
  Каталог продукции (заявка)
  Издательские услуги
  Контакты (наш адрес)
 
 
  Журнал “Патриот Отечества”
     Тематика
     Сотрудничество
     Анонс номера
     Полезные страницы
     Материалы журнала
 
   

 

ОПОЛЧЕНЦЕВ ПРОВЕРИЛА ЕЛЬНЯ
Николай САМОДЕЛОВ, бывший сержант,
участник Великой Отечественной войны 1941-1945 годов

Ветеран Великой Отечественной войны Нико­лай Филимонович Самоделов 17-летним юно­шей начал свой боевой путь 4 июля 1941 года пу­леметчиком в 6-й стрелковой дивизии народно­го ополчения Дзержинского района г. Москвы (впоследствии 160-я Брестская Краснознамен­ная стрелковая дивизия). Затем воевал на Севе­ро-Западном, 2-м Белорусском и 2-м Украин­ском фронтах. Войну завершил под Прагой сер­жантом 12-го отдельного Трансильванского, Бу­дапештского, Венского ордена Кутузова 2-й сте­пени полка связи. На страницах журнала он рас­сказывает о первых боях воинов-ополченцев.

В НОЧЬ с 1 на 2 июля 1941 года в ЦК партии состоялось совещание, на котором было принято решение о формировании на добровольных на­чалах дивизий народного ополчения. И уже следующим утром на предпри­ятиях и в учреждениях Москвы тыся­чи и тысячи патриотов стали пода­вать заявления с просьбой зачислить их в ряды бойцов. Забегая вперед, отмечу, что в течение трех-четырех дней Москва сформировала 12 диви­зий народного ополчения. А наш ба­тальон орехово-зуевских доброволь­цев (точнее это был еще отряд в 600 человек без контуров воинского под­разделения) в ту ночь отправился на станцию Орехово-Зуево. Провожали первых добровольцев тысячи горо­жан. Они желали нам скорейшего возвращения с победой, не пред­ставляя о трудностях, ждавших нас впереди. Формирование 6-й стрел­ковой дивизии народного ополчения Дзержинского района города Мос­квы проходило в столице, в школе № 242, располагавшейся около Театра РККА. К восьми часам утра прибыли кадровые командиры. Началось укомплектование подразделений. Наш взвод вошел в состав 1-й роты 1-го батальона 3-го стрелкового пол­ка. Меня назначили пулеметчиком. 4 июля мы убыли на фронт.

К вечеру 5 июля батальон прибыл к месту назначения. В 15-20 километ­рах от Смоленска со стороны Москвы мы начали рыть противотанковый ров. Это была тяжелая изнурительная работа под палящим июльским сол­нцем. А тут еще, как по расписанию, каждый обед над траншеей (рвом) появлялся "мессер" и с высоты 20-30 метров расстреливал роту из пулеме­та, сбрасывая листовки.

9-го июля нам выдали хлопчато­бумажные гимнастерки, брюки, пи­лотки, котелки на полтора литра – все защитного цвета. Ботинки и чер­ные обмотки. Одновременно стар­шина всем вручил смертные меда­льоны. Нам выдали также небольшое количество стрелкового оружия – винтовки, гранаты и т. п. Когда в оче­редной раз, 11-го июля, в обед поя­вился "мессершмитт", его встретили три группы огнем из винтовок броне­бойными и зажигательными патро­нами. Какая была радость, когда пос­ле залпа "мессер", пролетев метров 500, загорелся и рухнул на землю. Это первая боевая победа ополчен­цев, еще не вступивших в боевые действия. К исходу 12-го июля про­тивотанковый ров был готов. Длина его растянулась на километры.

Наша 6-я дивизия вошла в состав 24-й армии Резервного фронта (ко­мандующий армией генерал-майор К. И. Ракутин), прикрывавшей ель­нинское направление. Через день в батальон поступила новая партия оружия. Оно оказалось не советско­го производства, говорили, что оно польское. Оружие осваивали в овра­ге среди леса недалеко от окопов. Там же учились бросать ручные гра­наты-лимонки и бутылки с зажига­тельной смесью.

На взвод был выдан один станко­вый пулемет, видимо, тоже поль­ский. Ствол пулемета устанавливал­ся на треноге, без защитного щитка, не то, что у нашего "Максима". Для охлаждения ствол также заливался водой. Пулемет обслуживали три бойца. Первым номером – стрелком-наводчиком был я, при передвижении мне приходилось таскать ствол. Вто­рым номером был М. Гусев, при стрельбе он правил ленту, а при сме­не позиции таскал треногу. Третий номер – Г. Титов – носил коробки с лентами и обеспечивал патронами. Мы пристреляли некоторые точки в местах наиболее вероятного появле­ния противника. Пулемет я освоил практически сходу, так как еще в 10-м классе на уроках военного дела нас учили разбирать боевые винтовки и пулемет Дегтерева, а в тире мы стре­ляли по мишеням с 50-ти метров из винтовок и пулемета боевыми патро­нами. Основная наша беда была не в том, что у нас было оружие иностран­ного производства, а в том, что его вообще было мало. На отделение вы­давалось 7-8 винтовок вместо один­надцати. Так что не каждый боец имел личное оружие. Правда, солда­ты, не имеющие огнестрельного ору­жия, наделялись гранатами-лимон­ками и бутылками с зажигательной смесью. Нам не хватало боевой вы­учки, воинской уставной дисциплины и многого другого. Зато у наших бой­цов-ополченцев была такая злость и ненависть к фашистским выродкам, что даже те, у кого не было оружия, были готовы зубами рвать этих пол­зущих по стране гадов.

Обстановка тем временем обос­трялась. С левого фланга батальона, т. е. с юго-западной стороны Смо­ленска все сильнее доносилась ар­тиллерийская стрельба. Она уже прослушивалась и днем, а утром 15 июля 1941 года батальон орехово-зуевцев вступил в первый бой с отдель­ными группами противника – с авто­матчиками-мотоциклистами, кото­рые ворвались в расположение наше­го 3-го стрелкового полка. Одна груп­па автоматчиков, порядка 20-25 фа­шистов, вскоре была ликвидирована. А обстановка становилась все слож­нее. 16 июля, после ожесточенных бо­ев с превосходящими силами против­ника, воины 152-й, 129-й стрелковых и 57-й танковой дивизий и других во­инских частей стали отходить на вос­ток. К вечеру немцы ворвались в юж­ную часть города и вскоре полностью овладели Смоленском. Замкнув коль­цо вокруг Смоленска, высвободивши­еся части немецкой армии перегруп­пировались и двинулись в направле­нии Ельни.

Гитлеровцы понимали, каким важ­ным плацдармом для наступления на Москву является Ельня, и сосредото­чили на этом участке ударную группу из восьми дивизий. Фашисты тесни­ли наши войска. Чтобы не оказаться в окружении, батальон с утра 20 июля с боями стал отходить в направлении Андреевское, Демшино, т. е. парал­лельно немецким войскам, не давая им с фланга вклиниться в боевые по­рядки наших войск. Однажды, когда взвод, меняя позиции, переходил открытую площадку между лесными массивами, из-за леса выскочил "мессершмитт" и начал нас расстре­ливать с высоты 15-20 метров. Пули ложились в пятидесяти сантиметрах от нас, поднимая комья земли, и с визгом разлетались в стороны. Лет­чик "мессера", пролетая над нами в очередной раз, высунул голову из ка­бины самолета, и, решив свое дело сделанным, улетел. До сих пор его высунутая из кабины смеющаяся ро­жа снится по ночам. После такого ис­пытания у многих ребят, в том числе и у меня, волосы стали седыми в 17-лет. Два товарища навсегда остались в Смоленской земле.

Мы не просто отходили, мы сра­жались. В полдень 22-го июля на на­шем участке появилась группа авто­матчиков для "прочесывания" леса. С ней наша рота справилась доволь­но легко. Ружейно-пулеметным ог­нем мы уничтожили до полутора де­сятков фрицев. По соседству с на­шей 6-й ополченской дивизией, ко­торая находилась возле деревни Ушаково, располагалась московские 9-я и 13-я дивизии народного опол­чения. К тому времени благодаря стойкости наших бойцов, наступа­тельные действия гитлеровских войск ослабли.

На некоторых участках фронта фашисты стали переходить к оборо­не. В качестве огневых точек они за­рывали танки в землю. Немногочис­ленные атаки немецких войск успеха не имели и к концу июля практически прекратились. 9-го августа в бата­льоне началось какое-то оживление. Командир роты несколько раз вызы­вал командира нашего взвода млад­шего лейтенанта Зинченко, видимо, ставил задачи взводам. Числа 12-го августа, в полдень, взвод в составе роты лесными дорогами стал вкли­ниваться в боевые порядки немец­кой обороны. Такие операции про­делывали и другие роты батальона. Создавались небольшие зоны окру­жения немецких подразделений. Немцы упорно сопротивлялись, но под натиском наших войск начали сдавать свои позиции. Продвижение наших войск было медленным, не более одного-полутора километров в сутки. Но и это нас радовало.

28 августа 1941 года 6-я, 9-я, 13-я дивизии Московского народного ополчения совместно с другими час­тями 24-й армии пошли на штурм оборонительных укреплений врага. Артиллеристы 6-й дивизии, уничто­жая огневые точки врага, подбили два танка и бронетранспортер с пе­хотой. Когда на поддержку немцы бросили до роты автоматчиков, 1-й батальон 3-го полка открыл по ним фланговый огонь. Немцы несли большие потери, но упорно сопро­тивлялись. Вокруг рвались мины и снаряды, бой, как говорится, шел не на жизнь, а на смерть. В том бою я был контужен. Очнулся в санитарном взводе, который находился недале­ко от палатки командира роты.

Однако вернемся к бою, атака немцев была отбита. 6-я, 9-я, 13-я дивизии вместе с другими частями 24-й армии 4-го сентября 1941-го подошли к Ельне. 6 сентября Ельня была полностью очищена от немцев. Над городом взвился красный флаг нашей Родины. Какая это была ра­дость для наших солдат! Это была моральная и политическая победа. Начал рушиться миф о непобеди­мости немецкой армии. Под Ельней были взяты трофеи и первые плен­ные вермахта. Во время боев за Ель­ню наша 6-я дивизия народного ополчения была переименована в 160-ю стрелковую дивизию.

Подготовил Анатолий ДОКУЧАЕВ,
«Патриот Отечества» № 12-2008

 

 

 
(C) ООО “Армпресс” все права защищены
Разработка и создание - scherbakov.biz & ametec.ru
Телефоны: (499) 178-18-60, (499) 178-37-11, 8 (903) 672-68-49
109263, г. Москва, ул. 7-я Текстильщиков, д. 18/15, “Армпресс”